Вагиф Абилов (object) wrote,
Вагиф Абилов
object

Карнавальная ночь-2

Будучи школьником, я был на творческом вечере Эльдара Рязанова, где он, говоря об изменяющемся характере чувства смешного, привел в пример "Двенадцать стульев" как роман, над которым, по его мнению, никто уже нынче не мог хохотать.

Мне эти слова тогда запомнились, потому что показались спорными. Не верная в общем мысль об изменчивости восприятия смешного, а этот конкрентный пример с романом Ильфа и Петрова. Я его к тому времени прочел не раз, и уж при первом прочтении точно смеялся взахлеб. И фильм, когда смотрел (первый, с Гомиашвили), тоже очень смеялся. Может быть, потому что был маленьким.

Слова Рязанова вновь вспомнились мне сегодня, когда показывали "Карнавальную ночь-2". Исполненная самим Рязановым в конце фильма песня со словами в припеве "жизнь, улыбнись мне прощальной улыбкой" в каком-то смысле проясняет задуманное, заставляет не судить строго. Видимо, это просто бесхитростная попытка вспомнить, как тогда снимали и чему тогда смеялись. Даже при том, что гротескные сцены с королем шансона и перешедшим на сторону безвестных артистов командиром ОМОНа по ужасающей степени переигрывания скорее напоминают "Небеса обетованные".

Впрочем, "не судить строго" - это возможно для меня, человека не имеющего отношения ни к кинопроизводителям, ни к кинокритикам. Сомневаюсь, что со стороны людей, связанных с кино профессионально, уместна будет такая снисходительность.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 55 comments