Вагиф Абилов (object) wrote,
Вагиф Абилов
object

А Цой все-таки жив, или "Я вас любил так искренно, так нежно"

Вчера коллега справлял новоселье. Собрались две вначале осторожно посматривающие друг на друга групки: сослуживцы хозяина, все мужики, потому как фирма компьютерная, и подруги хозяйки. По просьбе коллеги я притащил с собой присланный из России агрегат для сольного пения. Караоке называется. В комлекте - в основном русские песни, но есть и несколько сотен англоязычных.

К полуночи потихонечку запели. И даже мальчики заговорили с девочками. Одна из подружек хозяйки взяла песенник и начала его перелистывать. Я, думая, что она ищет английские песни, подсел подсказать, что они - в конце сборника, вначале русские.

- А я именно русские просматриваю, - сказала она, - ищу, есть ли здесь что-нибудь "Кино".


Я оторопел. Какое кино?

- Вы что, знаете "Кино"?
- Да, у меня есть несколько пластинок, я в турпоездке купила. Мне очень нравится.

Мне это показалось очень занимательным, но и странным. К Цою у меня отношение нейтральное, и мне всегда казалось, что вокруг его творчества было слишком много ажиотажа, особенно после его смерти. А тут вот - норвежка, слушает дома "Кино". Спросил, понимает ли она, о чем он поет. Она сказала, что плохо, но кое-что понимает, потому что ходила на курсы русского языка.

Разговорились. Стал ее расспрашивать об интересе к русскому. Сказала, что ей всегда нравилось звучание языка, но пойти на курсы она решила, потому что работала воспитательницей детского сада, и к ней попал русский мальчик, совсем не говорящий по-норвежски. Чтобы ему как-то помочь, она и записалась на курсы.

(Кстати, неплохая лакмусовая бумажка для тех, кто проклинает мягкотелых европейцев: вам приятно, что в норвежском детском саду воспитательница по собственной инициативе начинает изучать иностранный язык, чтобы облегчить адаптацию русскому ребенку? Или же её тоже надо проклясть, потому что Европа докатилась "вот из-за таких, как она"?)

- "Я вас льюбил: льюбовь есчё, бить можьет" - вдруг начала она цитировать с трогательным акцентом, - вы помните, как там дальше?
- "В душе моей погасла не совсем", - продолжил я неверно (в оригинале - "угасла").
- А дальше?
- "Но пусть она вас больше не тревожит", - на этих словах я понял, что сдулся. Последню строчку не помню.
- Та та та та та та та та, - продекламировала моя собеседница нараспев, думая, видимо, что помогает моей памяти, - "совсьем", с чем рифмуется "совсьем"?

Я морщил лоб, но все было бесполезно.

- Если набрать начало в гугле, можно найти весь стих, - сказал я растерянно, понимая, что такой тип находчивости вряд ли выглядит проявлением эрудиции.
- А вторую часть помните? - не унималась девушка, - Я помнила, на мне трудно, я ведь и слова не все знаю. Просто очень красиво звучит. Мы Пушкина на курсах читали. Ведь в России все знают Пушкина? И любят?

Я согласился, осторожно подбирая слова - мол, конечно, знают и любят, но не наизусть. Не все знают наизусть.

- "Я вас льюбил так искренно, так ньежно", как там дальше?
Это я помнил.
- "Как дай вам бог любимой быть другим".
- А перед этим?

Боже мой, и перед этим две строчки не помнил. Позор какой.

Девушка еще поделилась, что надеется снова заняться русским, "ведь это никогда не поздно?" - полуутвердительно спросила она.

Вернувшись домой, нашел заветные строки в гугле. "Я не хочу печалить вас ничем". И "я вас любил безмолвно, безнадежно, то робостью, то ревностью томим". Как можно было забыть такие строчки?

А Цой все-таки жив, как оказалось.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 57 comments