Вагиф Абилов (object) wrote,
Вагиф Абилов
object

Народные мстители

Вот, к примеру, вы тяжело заболели. Легли в больницу. Там вам сделали еще хуже. Вы обратились в милицию, а милиционер, защищая государство, занимает сторону врачей и вам отказывается помочь. Типичный, в сущности, случай. Вы тогда, допустим, рассказали об этом телевидению. А оно вам: аудитория стареет, новости наша профессия, возвращаем, значит, ореол беспристрастности, президента и так винят во всем, нужно больше позитива. Печальный парадокс состоит в том, что российская нация считает, что так и надо.

Мама вчера весь день лежала с лекарствами. До этого в течение нескольких дней общалась с госучреждениями на предмет пустяшных (с точки зрения здравого смысла) бумаг. Нескончаемая череда людей, по булгаковскому выражению, со скошенными от вранья глазами. Ничего, кроме как врать и орать, они не умеют.

- Распечатайте мне, пожалуйста, еще одну копию.
- (радостно) А я файл стерла!
- Ну как же стерли? Зачем? Давайте найдем.
- Э-э-э... Хм... А у меня порошок в принтере кончается.

Не работают, мстят. За то, что ненавидят свою работу, за свою убогость, за то, что Абрамович знал, как спиздить деньги, а они - нет. Народные мстители. Вокруг - их народ, а они ему мстят.

При этом, разумеется, каждый шаг - деньги. Много денег. Дают "рыбу" бумаги, где все неправильно, потом требуют переделки и снова берут деньги. "А что вы хотели? Мы работаем с бумагами. У нас люди по пять раз переделывают".

Картина, которую помню до сих пор. 1995 год. ГАИ. Старик меняет старый черный номер на своем раздолбанном мотоцикле с коляской. Кто старше - старик или мотоцикл, - не понять. Молодой лейтенант, офонаревший от свалившейся на него власти - десятки людей бегают вокруг него, тянут за рукав. Очереди нет - лейтенант сказал, что он вам не мальчик, чтобы бегать от одной машины к другой. Которая ближе, к той и подойдет. Вот все и тянут в свою сторону, лебезят, расталкивают друг друга.

Старик этого ничего делать не умеет. Поэтому до него лейтенант доходит часа через три. С мотоциклом загвоздка - номер шасси за годы стерся. Да он даром никому не нужен, этот мотоцикл, но лейтенант глумится. "Ищи!" Старик суетится, лезет за какими-то тряпками, растирает ржавый металл. Не видно, не видно номера. А лейтенант ушел, опять час за ним волочиться. "Ну что, нашел? Нет? Ищи давай?" - "Ну нет этого номера, ну что мне делать?!" - умоляет старик. Он за этого лейтенанта воевал еще, наверное. "Ну как нет? Ищи!" Как собаке бросает - "искать!"

Я уехал в конце дня (любое дело занимает день, не так ли?) Дело шло к закрытию. Старик все бессмысленно бегал, о чем-то просил. Может быть, над ним в итоге сжалились. "Ну мы ж не изверги, давай, старик, бумаги". А может сжалиться полагается не в первый день. Чтобы осознал. А может просто раздражал он их.

Это сильный ход - закомпостировать всем мозги, чтобы они поверили, что главная задача страны - мочить олигархов. И играть в войнушку.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 145 comments