Вагиф Абилов (object) wrote,
Вагиф Абилов
object

Categories:

Вы в каком настроении пленных пытаете?

Крылов в этническо-этическом эссе рассуждает о том, в каком настроении лучше пытать пленных - в хорошем или плохом. И приходит к выводу, что в плохом. То есть он напрямую к такому выводу не приходит, но из его утверждения, что каквказцы, англосаксы, японцы и евреи пленных мучают без угрызений совести (и даже получая удовольствие), а ему (Крылову) - плохо и во время и после, можно осмелиться сделать вывод, что пытать пленных, испытывая при этом угрызения совести, лучше, чем если это дело нравится. Более того, в крыловском тоне сквозит некоторый элемент гордости - мол, это может быть даже и хорошо - пытать пленных и при этом чтобы совесть грызла.

Ну насчет того, как это называется, когда плохо и во время и после, это у Венички Ерофеева написано: "Ну уж, а если кому одинаково скверно - и утром, и вечером - тут уж я не знаю, что сказать, это уж конченный подонок и мудозвон." Веничка, впрочем, и остальным всем раздал по полной программе, пройдя по всему списку возможных состояний. Крылову же важно определиться, как лучше, и определяется он таким образом, что если уж делать гадости, то лучше, чтобы при этом самому плохо было.

Вот тут-то я не согласен. Допустим, если речь идет о гадости разовой, и человек потом спохватывается и зарекается, то это одно дело. Более того, с библейских времен бытует мнение, что человек раскаявшийся даже имеет некоторое моральное преимущество перед человеком, не оступавшимся о посему через раскаяние не прошедшим. (Что, впрочем, легко довести до абсурда, представив бомбиста, отправившего на тот свет сотню человек, но потом осознавшего содеянное и, следовательно, получившего нравственную фору перед каким-нибудь честным бухгалтером). Крылов же описывает перманентное состояние души - то самое "грешит и кается" - и находит его если и не комфортным, то по крайней мере дающим определенное преимущество перед тем, кто греха не осознает.

На мой взгляд, человек, осознающий собственную неправоту и тем не менее следующий за нею, гораздо опасней уверенного в себе. Чувство собственной непогрешимости требует определенной системы ценностей, которую можно оспорить (причем самому носителю этого чувства) - следовательно, дает шанс на изменение позиции. Выдаваемая же себе индульгенция в виде покаяния за свои грехи заканчивается почти что марксистским кругом "грех - покаяние - грех-штрих". Не нужно проверять свои поступки на соответствие собственным принципам - если что не так, я ж покаюсь. Поэтому, если уж под пытки идти, я лучше к японцу какому-нибудь - тот быстро все кончит, с удовольствием (опять же, если верить Крылову). Если же к "покаянному" какому-нибудь, то ждать невмоготу, пока он в перепадах настроения своего разберется.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments