Вагиф Абилов (object) wrote,
Вагиф Абилов
object

Господа присяжные заседатели

Дело Засулич, О.Дж.Симпсона и может ли быть неправым суд присяжных? Очень интересная дискуссия.

http://www.livejournal.com/users/toshick/284813.html
http://www.livejournal.com/users/zt/102048.html
http://www.livejournal.com/users/bbb/924419.html
http://www.livejournal.com/users/bbb/925932.html
http://www.livejournal.com/users/avva/1106662.html

Если кратко: согласен с bbb.

Учитывая весьма представительный состав участников, мне показалось странным, как распространено мнение о том, что задача подтверждения (или опровержения) виновности сводится к подставлению данных в некую формулу. То есть имеется совокупность логических выкладок - "если А, то В", и задача присяжных (или судьи) - просто проверить, содержится ли в материалах следствия А. Если содержится и присяжные не признали В, то налицо несостоятельность заседателей.


Это все было бы верным, если бы материалы следствия образовывались из конечного набора кубиков с нарисованными на них буквами. В этом случае задача вообще могла быть автоматизирована. На вход засыпаются кубики, ны выходе - вердикт. Математически точный.

В реальной жизни следственные материалы - это всего лишь многомерный фоторобот. С разными степенями размытости. И задача судьи или присяжных - это не столько формальная логика, сколько распознавание образов. Нечеткие множества. Запутанное преступление - это мазня художника-абстракциониста, указывая на которую, прокурор будет вас убеждать в том, что на картине изображен волк, а адвокат - ягненок. В более простых случаях вам попадется художник-реалист, но и здесь речь идет всего лишь об отображении на полотно обстоятельств, о которых никогда и ни у кого не будет точного, абсолютного знания.

Но даже если бы суд и обладал машиной времени, позволяющей прокрутить заново все обстоятельства преступления с удобных для просмотра углов, и тогда бы не существовало абсолютной, высшей виновности, поскольку любая классификация содеянного - это непременно упрощение, отбрасывание лишнего (для кого лишнего?), чтобы затолкать никем еще не повторенную действительность в несколько строк уголовного кодекса.

Поэтому в любом судебном разбирательстве реальность претерпевает две фазы превращения в нечто воображаемое. Первое - это вынужденная замена произошедшего набором свидетельств о нем - свидетельств разного качества и не всегда непротиворечивых. Второе - это подкладывание этой уже искаженной действительности под статью закона - шаблон, предназначенный для многократного использования, а потому весьма схематичный. Да, есть четкие формулировки статей закона, но нет ничего абсолютно точно подпадающего под эти формулировки. Поэтому судебное разбирательство всегда основано на субъективных выкладках. И рассуждать о какой-то объективной виновности - это все равно что рассуждать о высшей справедливости. Это уже совершенно другой разговор.

Если присяжные, смотря на картинку, на которой изображен зверь, похожий на волка, большинством голосов решат, что нарисована овца - есть разные способы бороться с этим. Можно купить им очки, можно посылать на природу изучать жизнь животных. Но нельзя оспаривать их выбор, апеллируя к формальной логике - здесь нет логической задачи. Есть задача опознать зверя, похожего на волка. А может - на собаку.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments