Вагиф Абилов (object) wrote,
Вагиф Абилов
object

Category:

"Комментарии" Стругацкого

Прочел на даче "Комментарии к пройденному" Бориса Стругацкого. Конечно, я примерно так и представлял цензурные издевательства над ними. Но когда вникаешь в детали, еще раз осознаешь, сколько всего недосчиталась наша литература в те годы. И это при том, что расцвет Стругацких пришелся на относительно либеральное время.

Один из наиболее абсурдных эпизодов. Повесть "Возвращение" утверждена Главлитом и направлена в Главатом для подтверждения, что в тексте нет сведений из области атомной энергетики, не подлежащих разглашению. Ответ из Главатома приводит всех в шок: "В повести А. и Б.Стругацких секретных сведений не содержится, но написана она на низком уровне и не рекомендуется к опубликованию." Это Главатом принимается судить о литературном уровне! Но это еще цветочки. Когда издательство запросило развернутое заключение, чтобы понять, что же имелось в виду, "подонки из Главатома" (выражение А.Стругацкого) ответили, что развернутое заключение предоставить не могут, потому что оно секретное. Позже чиновник Главатома в устной беседе привел в качестве примера низкого уровня использование Стругацкими узкоспециальных терминов "абракадабра" и "кибер", не понятных широкой общественности.

Блядь, суки! Читаю об этом сорок лет спустя и скрежещу зубами. Ведь уже сейчас трудно верить, что абсурд мог доходить до такой степени. Как писал далее Стругацкий, недавно на встрече с молодежью его спросили, почему если у них были такие трудности с публикацией, они не организовали свое собственное издательство.

Еще пара деталей. Цензор повести "Извне" потребовал изменить все упоминавшиеся там номера машин - на любые, но другие.

Роман "Обитаемый остров". В 296 страниц текста заставили внести 896 (!!!) исправлений. "Неизвестные Отцы" превратились в "Огненостных Творцов", заставили убрать "заключенные", "портянки", "салат с креветками", "табак и одеколон", "ордена", "контрразведка", "леденцы". Персонажи Папа, Свекор и Шурин по требованию цензуры были переименованы в Канцлера, Графа и Барона.

Б.Стругацкий: "Сегодняшний читатель просто представить себе не может [...], по какому узенькому и хлипкому мосточку приходилось пробираться каждому уважаемому себя писателю: шаг вправо - и там поджидает тебя семидесятая (или девяностая) статья УК, суд, лагерь, психушка [...], шаг влево - и ты в объятиях жлобов и бездарей, предатель своего дела, каучуковая совесть, иуда, считаешь-пересчитываешь поганые серебреники."
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 25 comments