April 5th, 2013

Default

Житейская мелочь

— Николай Ильич! — простонал Алеша. — Ведь вы дали честное слово!

— Э, отстань! — махнул рукой Беляев. — Тут поважнее всяких честных слов. Меня лицемерие возмущает, ложь!

— Не понимаю! — проговорила Ольга Ивановна, и слезы заблестели у нее на глазах. — Послушай, Лелька, — обратилась она к сыну, — ты видаешься с отцом?

Алеша не слышал ее и с ужасом глядел на Беляева.

— Не может быть! — сказала мать. — Пойду допрошу Пелагею.

Ольга Ивановна вышла.

— Послушайте, ведь вы честное слово дали! — проговорил Алеша, дрожа всем телом.

Беляев махнул на него рукой и продолжал ходить. Он был погружен в свою обиду и уже по-прежнему не замечал присутствия мальчика. Ему, большому и серьезному человеку, было совсем не до мальчиков. А Алеша уселся в угол и с ужасом рассказывал Соне, как его обманули. Он дрожал, заикался, плакал; это он первый раз в жизни лицом к лицу так грубо столкнулся с ложью; ранее же он не знал, что на этом свете, кроме сладких груш, пирожков и дорогих часов, существует еще и многое другое, чему нет названия на детском языке.


Не берусь оценивать поступок Левковича, но рассказ этот я вспомнил.
Default

Итоги обыска

" — У вас после обыска пропали деньги?

Прошел обыск. Я приехала на квартиру через день после него. Ключи-дубликаты, которые лежали на старинных часах, пропали. Я — в сейф, а денег нету. Я — в шкатулку — ювелирных изделий нету. Зеркальный фотоаппарат, куча гаджетов — все пропало. Я же не могу заявить, что меня обокрали, у меня же нет видеозаписи. Но обчистили, это факт. Просто вычистили квартиру."

http://publicpost.ru/theme/id/3596/mama_ya_ne_veryu/