May 29th, 2012

Fucking

За что боролись

"Эффект бумеранга" вызвал закон о запрете пропаганды гомосексуализма среди несовершеннолетних и шумиха, связанная с его принятием — в Петербурге резко вырос интерес детей и подростков к нетрадиционной любви. Тенденцию отмечают родители, педагоги и психологи.

"Сегодня разговоров о гомосексуализме стало в сто раз больше, — сообщил "Городу 812" главврач городского консультационно-диагностического центра "Ювента" Павел Кротин. — Но ведь и сам по себе разговор об этом является в какой-то степени пропагандой! Кроме того, любые запреты всегда вызывают у подростков, наоборот, увы, повышенный интерес".


http://www.rosbalt.ru/piter/2012/05/28/986077.html

Пора, кстати, судится с принявшими закон. Я щитаю, это и было их тайной целью.
Default

Нургалиев разрешил, а Колокольцев запретил

"Колокольцев запретил увольнять полицейских задним числом"
http://lenta.ru/news/2012/05/29/nachtraeglich/

То есть он фактически признал многолетнюю практику фальсификации увольнений. Без какой-либо ответственности для тех, кто этим занимался.

Впрочем, может он просто запретил их увольнять. Задним числом.
Default

Пессимистический Илларионов

"В отличие от их предшественников в 1917 году, власти готовы применять неограниченную силу. В 1917 году ни царская власть, как известно, ни Временное правительство не были на это способна."

http://www.svobodanews.ru/content/article/24581723.html

И о насаждаемой цикличности протестов:
"Если в России во главе власти находятся спецслужбы, у них вся политика идет как спецоперация, то есть практически каждое действие идет как заговор. Так вот мы что видим: мы видим, что ситуация повторяется, очень похоже на то, что было в декабре. Люди, которые немало способствовали организации протестного движения – в частности, такие как Алексей Навальный или Сергей Удальцов – были посажены так же, как после декабрьской спецоперации. А затем власть дала возможность другим людям, которые с этими людьми не ассоциировались, которые возникли с другой стороны, провести вполне мирно, спокойно митинг на Болотной и митинг на Сахарова. Я ничего не имею против этих замечательных людей, я к ним отношусь с огромным уважением. Но когда такое произошло в первый раз, это вызывало вопросы и недоумение. Сейчас, когда подобное повторилось во второй раз, мы видим, что это политика власти. Она явным образом играет для того, чтобы в протестном, гражданском движении насильно ограничить возможности одних людей и представить в качестве лидеров демократического, протестного или оппозиционного движения других людей – которые, видимо, для власти являются более удобными в качестве партнеров по переговорам и так далее."