September 20th, 2009

Default

В Москве

Впервые живу в Москве в гостинице - приехал с коллегами, по работе. Немного странно, но зато не нужно вечером спохватываться и мчаться на "Речной вокзал", чтобы успеть на последний автобус.

Часов шесть таскал своих норвежцев по центру, потом привел в Б2, там в этот вечер в джазовом отделении выступал Алексей Кузнецов. Это было здорово, но самое потрясающее началось потом. Мы уже подумывали уходить часов в одиннадцать, когда на сцене начали расчехлять инструменты другие музыканты. Решили подождать, посмотреть, что это будет. И охуели пришли в изумление. Потом выяснил, что это была группа Мирайф с вокалисткой Мариам. По-моему, норвежцев больше всего потрясло именно то, что этого выступления вообще не было в программе. Это как в том анекдоте: не знаю, кто это такой, но шофером у него генерал. И вокал, и техника, и драйв - и все это как бы вне программы. "А что же у них тогда в этой Москве в больших залах происходит?" - написано было на лицах моих коллег. Нет, в большой зал на Баскова с Галкиным я их не поведу. Пусть ходят пораженные.
Default

Пиво. Русское пиво

С этим русским пивом какая-то незадача выходит. Ни в одном предприятии общепита нам его не дают.

Мои норвежцы - народ простой, бесхитростный. Сразу же после приезда, когда я им показал на вывеску "Елки-палки" через дорогу, они захотели поесть именно там, поскольу я отрекомендовал им место как простое. Любопытно было посмотреть на массовую сеть общественного питания. В меню была нарисована большая кружка переливающегося через край пива, и норвежцы как только взглянули на нее, им такого пива захотелось. Чтоб через край. И местное, конечно, тем более что в меню было как "Балтика", так и собственное елки-палкинское. Не-а. "У нас есть только Туборг". Мои коллеги были разочарованы. "В какую страну не приезжаешь, тебя там норовят напоить датским пивом", - резюмировал один из них.

Вечером пошли в Б2. Там тоже попросили российского пива. И там нам его тоже не дали. "У нас есть хорошие сорта, - объяснил официант, - есть Гролш, есть Козел." А российское значит нехорошее. Кто из нас здесь патриот?

Сегодня я свозил их в Шинок. Выслушав мои объяснения о том, что это за ресторан, они предположили, что там-то уж должно быть что-то более колоритное, чем Туборг с Гролшем. Этим колоритным оказался Будвайзер. "Украинского у нас нет, а тогда уж какая разница, российское оно или импортное", - пояснил официант. Хорошо хоть водки принес.

Вечером зашли на Тверской поесть сус(ш)и. Без особой надежды спросили про российское пиво. Там были японские сорта, но произведенные в России. "Сойдет это за российское?" - спросил я с надеждой. Тяжелый вздох мне был ответом.

Я пока что держу про запас как сувениры для коллег "Балтику", что продают в киоске у гостиницы по 35 рублей. Чтоб from Russia with love. Но все же надежда умирает последней.

Это действительно у нас невезение такое, или же поскольку импортное пиво в ресторанах стоит раза в полтора дороже, стараются держать только его?
Default

Сложные простые вопросы

Гуляя с норвежцами по Москве, постоянно сталкиваешься с необходимостью придать логическое обоснование вещам, о которых россияне обычно не спорят. Например, почему машины паркуются черт знает как и где. Отвечать на такие вопросы бывает нелегко не только потому, что сам часто этого до конца не понимаешь, но и потому что просыпается что-то такое пушкинское, о нежелании делиться неприязнью к сложившейся системе с иностранцами. Но есть совсем уж слабообъяснимые являния. Одно такой в восторге сфотографировал со всех ракурсов мой норвежский коллега. Явление выглядело так: прямо на пешеходном переходе у ЦУМа (т.е. непосредственно на "зебре") был запаркован старый мерседес класса С без номеров. Слева и справа от него запарковались более солидные машины, вплоть до Астона Мартина. А этот явно не крупному государственному деятелю принадлежит. "Ну ты вот раньше говорил, - пристал ко мне самый пытливый из норвежцев, что одна из причин, по которой не трогают дорогие машины, может заключаться в нежелании связываться с их владельцами. Но эта-то здесь явно лишняя, дешевая. И стоит хуже всех - без номеров и прямо на переходе. Почему ее не увезут?"

Вот действительно, почему? Ничего, кроме "потому что все до пизды" на ум не приходит. Но это ж у ЦУМа, здесь Дума через дорогу. И потом, я ж как Пушкин. "Мне досадно, если иностранец разделяет со мною это чувство".