December 1st, 2007

Default

Пока я работал

Пока я работал, у меня подросла дочь и достигла возраста, наделяющего ее правом голоса. Я почти не делился с нею своим интересом к политическим событиям, к тому же она сейчас в возрасте, когда знает все лучше всех. В частности, подобно многим норвежским сверстникам, заражена левыми идеями и твердо верит в преимущества агрессивного налогообложения.

Сегодня она подошла ко мне и объявила, что в воскресенье едет на выборы и стала расспрашивать, какие вообще есть партии. Удивившись такому внезапному интересу, я поинтересовался, чем он вызван, и она рассказала, что норвежский молодежный FaceBook широко обсуждает арест Каспарова и что раз уж у нее есть право голоса, она это так не оставит. Правых она отвергла сразу, спросив, есть ли примерно такие же, только левые. То есть чтобы и оппозиция непримиримая, и налогами бы всех потом задавили. От коммунистов отказалась, узнав, что они со Сталиным до конца не разобрались. В итоге остановилась на "Яблоке". Не совсем то, что ей хотелось, но уж что было.

В общем, Явлинскому, похоже, надо готовится к работе в Думе. При условии, что он будет лоббировать налоги. :-)
Default

Стильный номер

Друг рассказал про своего знакомого, преуспевающего норвежского финансиста, который только что приобрел себе редкий телефонный номер. Номер действительно исключителен - состоит из кода Норвегии, а далее - все нули. Так что если набирать из-за рубежа, совсем стильно получается: два нуля, потом два раз код Норвегии, потом шесть нулей. Попросил угадать, сколько финансист выложил за номер. Я не угадал с трех попыток: 25 тысяч, 100 тысяч и 250 тысяч. Все мало. 350 тысяч заплатил новый хозяин редкого номера.

Я покрутил было пальцем у виска, но приятель объяснил, что безумия здесь нет никакого, а есть капиталовложение. Номер ликвиден, и цена его будет только расти. У самого приятеля номер тоже не из простых: из восьми цифер пять нулей. Приятель попросил финансиста оценить. Тот покачал головой: "Тысяч двадцать пять, не больше".

А в моем номере нет ни одного нуля. Зато четыре двойки. В суровый год может хоть на пакет крупы обменяю.