October 3rd, 2007

Default

Рогов

"Если в прошлый раз Госкомры-боловство, Госкомспорт и Комитет по делам молодежи, например, упраздняли, то теперь их непременно будут восстанавливать. И мне даже кажется, что настоящая мистика российской власти заключена конкретно вот в этих двух ведомствах — Госкомрыбе и Госкоммолодежи. Уже даже не упомнить, сколько лет решает Россия для себя этот мучительный и судьбоносный вопрос — то ли иметь в правительстве комитеты по рыбе и по молодежи, то ли нет? И никак не находит окончательного ответа. Потому что, как только упразднят эти комитеты, сразу начинает ощущаться, что чего-то недостает правительству для эффективной работы. А как только их восстановят, почти сразу начинает ощущаться, что что-то такой, по-настоящему эффективной работе мешает.

Но не думайте, чтоб тут были одни глупые метания. О, нет. Здесь заключены тончайшие вещи. Потому что, когда в правительстве госкомрыбу и вкупе с ней молодежь решительно упраздняют, это значит, что правительство хотело бы выглядеть чуть-чуть более деловым и, как бы это сказать… немного разумным. Похожим на нормальное правительство. А когда их обратно восстанавливают, это значит, что правительство решили сделать более близким к народу. Потому что представление об антинародном характере правительства, не уделяющего достаточного внимания молодежи и рыбе, — одна из безусловных констант нашего политического самосознания."
Default

Реакция на "троицу"

А вот интересно, многих ли произошедшее на съезде ЕдРа заставило кардинально поменять свое отношение к Путину или его окружению? Интересуюсь, потому что из чтения ленты и ленты-ленты возникает ощущение, что для некоторых это было неожиданно. Для меня - было. Потому что при всем моем кислом отношении к тезису "умный царь - глупые бояре" (или "хороший царь - плохие бояре") я все же приписывал Путину некоторые черты, которыми он должен был резко отличаться от своего окружения. Аргументы: отношение к смертной казни, отказ менять под себя Конституцию.

Отказ же ЕдРа от предвыборной "тройки", по сути отбрасывающий российских политиков в махровую брежневщину, когда в год присуждения Леониду Ильичу Ленинской премии никого больше не осмелились наградить в литературной категории, мной был, честно говоря, воспринят, как какой-то пиздец, простите за французский. И что я теперь совсем не понимаю - зачем нужны были эти игры в неизменную Конституцию, зачем вообще нужна Конституция, поскольку суверенные формы правления могли бы обходиться без нее? Если происходящее раньше как-то вписывалось в приверженность Путина ко внешнему соблюдению мировых норм, то санкционированное им обожествление его единороссами в интерпретации госканалов - это вам и Ким Ир Сен и журнал "Корея" в одном флаконе. Ну и зачем было тогда столько ерундой заниматься?

Но для меня хоть происходящее и неожиданно, по крайней мере я не могу сказать, что это кардинально изменило мое отношение к нынешнему российскому руководству. А вот было ли для кого-то это кардинальным поворотом? Или же всех, кого могло повернуть, развернуло раньше?