November 18th, 2003

Default

Ящик водки. Том 1

Альфред Кох, Игорь Свинаренко. Ящик водки. Том 1.



Выдержки:

Кох: Я, как всякий интеллигентный человек, читаю на унитазе. И поэтому основное требование к книге — чтобы на каком бы месте ее ни открыл — она сразу бы читалась.

Свинаренко: Если бы сегодня Лев Толстой начал творить, он вряд ли бы стал долго рассказывать историю про то, как дама гуляла с прапорщиком, а муж за бл*дство выгнал ее из дома, не дал видеться с ребенком, и она попала под транспортное средство. Он бы сидел, бухал, и говорил о великом.

Кох: Ну вот мы бухаем, и одновременно делаем великую литературу. Всё. Это теперь наш копирайт, мы его зафиксировали. У Платона нет копирайта, а у нас есть, этот жанр теперь наш. Сейчас появятся такие диалоги, скажут — всё у Коха со Свинаренкой стырили.

Свинаренко: Меня Машков будет играть. А что? Березовского сыграл? И меня сыграет. Нет, ни фига. Меня будет играть Андрей Васильев. Он играл, кстати, в «Идиоте» Охлобыстинском какого-то вахтера. А перед этим играл в театре в пьесе «Крик дельфина». А тебя будет Меньшиков играть…

Кох: У него крики «Я разорен» не получатся. Я вот после дефолта сидел, и у меня был минус — 20 миллионов. Не рублей. Столько эмоций, ох. Какой Меньшиков такое сыграет?

Свинаренко: Мне, кстати, не нравится, когда писатели говорят: вот, мы сидим, голодаем, литература развалилась, мы скоро сдохнем, но пишем, пишем свое гениальное. Нет, всё не так. Писатель должен быть серьезной фигурой. Он должен печататься, зарабатывать, посылать всех на хрен, и говорить «Я так считаю». Сейчас мы поднимаем проект под рабочим названием «Дворянская литература». Вот Алик. Он пишет не для того, чтобы прославиться, не для того, чтобы заработать бабок — с этим у него и так всё в порядке. Он пишет, чтобы писать.

— Как дворяне, которым было абсолютно все равно, будет ли их книга продаваться?

Свинаренко: Правильно. А потом пришли разночинцы, стали зарабатывать бабки и принесли всякое говно — какие-то питерские туманы, затхлость, топором рубят бабушку зимой в Питере в ночь и сырость, вместо того, чтобы трахать ее внучку летом в Крыму средь бела дня — счастье! — и бабка жива, и внучка счастлива. Так бы сделали дворяне. А разночинцы эти… Из Крыма — в Питер, из поместья — в подвал, начинаем бабушку рубить. А все отчего? Оттого, что нет бабок. Так заработай ты бабки, и пиши спокойно.
Default

Глубокие мысли-31

Продолжение переводов Джека Хэнди. Ранние переводы - здесь.

#151. Я не думаю, что меня можно загипнотизировать. Один гипнотизер однажды попытался это сделать, но у него ничего не вышло. Я напоминаю ему об этом каждую среду, когда иду мыть его машину.

#152. Мама всегда говорила мне, что я смогу стать кем угодно в пределах разумного. Когда я спросил, что она имела в виду под пределами разумного, она сказала: "Ты задаешь слишком много вопросов для мусорщика".

#153. На первый взгляд, неплохой способ перекопать грядки - это позвонить в полицию и сказать, что зарыли там труп. Но будьте осторожны: они копают везде - не только там, где вы скажете.

#154. День, когда я встретил Марту - счаслтивейший день моей жизни, потому что в этот день мне удалось наколоть своего друга на кучу денег.

#155. Однажды я подслушал, как родители разговаривали о том, что у нас нет денег, чтобы оплатить счета за этот месяц. Я понял, как мне поступить. Я взяд свою свинью-копилку и зарыл ее во дворе, чтобы они не смогли ее найти.
Default

"Маккартни, справляющий нужду"

Для журналиста норвежской Дагбладет в новой версии Let It Be слышится "Пол Маккартни, справляющий нужду на могиле Джона Леннона и одновременно бьющий лежачего Фила Спектора".

Интересно, можно ли это делать одновременно.
Default

Бобруйск переехал в ru_cats

А именно - сюда.

"А скажите мне, когда вы рвались удалить фаланги хозяйке кота, которая вызывала ветеринара для этой такой нехитрой и распространенной по миру операции (это сарказм, сокойно) - так вот, случился дефицит человеколюбия никак?"

Подробный анализ - у avva.

P.S. Само комьюнити - на мой взгляд (взгляд владельца кота) - замечательное. Тем более иррациональным выглядит весь этот флейм.
Default

Акростих

У попа жила собака,
Поп ее любил.
Она съела кусок мяса,
Поп себя убил.
Алчный пес, к еде охочий,
Жалобно завыл
И потом до поздней ночи
Лаял со всех сил.
А к утру простую надпись
Скорбно написал -
О попе том и о мясе
Бедный пес страдал.
А потом про это дело
Кто-то стих сложил умело.
Акростих
                - не просто стих.

Требования к стиху.