June 11th, 2003

Default

Атипичные туристы

Перед поездкой весной в Дубай я получил телефонный инструктаж от мамы, следуя которому летать надлежало исключительно в повязках, дабы избежать атипичной пневмонии (это был еще компромиссный вариант, первоначальная инструкция предполагала отмену любых полетов). Накануне вылета я зашел таки в аптеку справиться о повязках. Потрясенный их дешевизной (35 эре за штуку, не знал, что в Норвегии что-либо может стоить меньше кроны), я купил 20 штук, не совсем уверенный, что знаю, что с ними делать.

Дома, начав разговор издалека - что, мол, в транзитном аэропорте (а летели мы через Амстердам) неплохо бы и повязку надеть, я нашел понимание только у Антона - тот испугался не на шутку. Когда прилетели в Амстердам, мальчик потребовал себе повязку и немедленно надел. Не видя вокруг никого в повязках, но решив пойти на принцип, надел ее и я. Наши женщины делали вид, что они не с нами. Во всем аэропорту мы с Антоном были практически единственные в повязках, некоторые пассажиры от нас шарахались, видимо признав в нас носителей атипичной пневмонии. Интересно, что когда мы встретили себе подобных (тоже в повязках), от них шарахнулся Антон. Оля, впрочем, ненадолго надела повязку - для фотографии, обклеив ее предварительно наклейками с Винни Пухом.

<table> Амстердам, аэропорт Шипол, 1 мая 2003.
Default

Стихи Тима Собакина

Об этих стихах в свое время уже писалось - и в интернете, и в печатных изданиях. Комментаторы стихов делятся на тех, кто считает это гениальным стебом, и тех, кто уверен, что автор писал это серьезно (и, следовательно, мудак). Я принадлежу к первым. Из стихов этих, кстати, получился бы неплохой гимн. Уж получше михалковского.

Default

Раздаются какие-то коды. Что за коды?

Носик пишет о раздаче каких-то кодов для ЖЖ "в хорошие руки". Будучи человеком здесь новым, пошел по ссылке, пытаясь понять, о чем разговор. Так до конца и не понял. Народ предлагает другу брошенные дневники. Зачем писать в чьем-то брошенном дневнике?
  • Current Mood
    curious curious
Default

О старости

Огоньковская статья Губина уже вызвала бурю гнева, например, у Ольшанского. Написано, конечно, жестко, но в основном верно. Да, это было поколение стукачей и палачей. Совсем необязательно, что мы в чем-то лучше - нас просто не ставили в такие условия. А их ставили, и они испытания не прошли. Когда я еще будучи студентом прочел у Кузнецова, что на войне лучшие погибли, я в силу тогдашнего своего стереотипа мышления подумал: "Какая сволочь!" Но и песня Макаревича, и германовская "Проверка на дорогах", и "Холодное лето 53-го" возвратили меня к тому утверждению, заставили согласиться: да, лучшие в основном погибли, иначе быть не могло. Так же как невозможно было написать абсолютно бескомпромиссную книгу (даже "Книга о вкусной и здоровой пище" была напичкана компромиссами). На протяжении всей жизни их поколения (поколений) шел искусственный отбор: высовывавшихся уничтожали - физически, морально ли - неважно. Да, если бы меня туда сунуть с детства, наверняка стал бы таким же. Но сунули то их. Поэтому наше поколение гипотетически ни в чем не превосходит их, но фактически все-таки лучше - у нас не было искусственного отбора.

Лучше хотя бы тем, что не суется со своими идеалами и надеется лишь на себя. Мой отец жил практически на работе (да и умер почти там же), а квартира его семьи (нашей тогдашней семьи) не сравнится с теми, которые на Западе раздают безработным через социал. Нам еще повезло - некоторые детей женили, не выезжая из общежития. Мама, бывая у нас в Норвегии и глядя на достоинство местной жизни, повторяет: "Какое же это было проклятое государство!" Те, на ком оно держалось, по-разному осмысливают то время. Одни, подобно отцу Войновича - коммунисту, репрессированному, но выжившему - берут вину на себя (Николай Войнович говорил, что отсидел справедливо, поскольку принадлежал к преступной организации). Другие же так и не поняли, что это все они натворили - все, включая их нынешнюю нищету. Им нельзя говорить "вам так и надо" - они стали бездеятельной жертвой обстоятельств. Но им и никто не виноват. Как и нам.

Возведя в идеал "не высовываться", они поставили не на ту лошадку. Лошадка к финишу сдохла. Теперь придется уживаться с Губинскими статьями. Среди них действительно много трагических судеб - ну как сейчас быть, например, человеку, чье дело жизни - преподавать социалистическую экономику? А инженеру отдавшей концы обувной фабрики? Но если они всю жизнь преподавали говно, выпускали говно, защищали говно - что ж нам теперь делать?

Вот только и с нынешнего поколения спрос большой будет. И за Чечню, и за взяточничество, и за многое другое. Но нет искусственного отбора, и есть интернет, до которого маски-шоу не дотянутся. Значит, есть шанс.