Вагиф Абилов (object) wrote,
Вагиф Абилов
object

Categories:

Надя Толоконникова, конечно, потрясающая

https://www.facebook.com/tolokno/posts/890750117622541

"Два с половиной года назад, когда я сидела сами-знаете-где, мне в руки попалась статья одного поэта Осипа Мандельштама о другом поэте, Франсуа Вийоне. Я не знаю, зачем и как я открыла эту статью - ведь ни один, ни второй поэт, ни поэзия в целом никогда не вызывали во мне замечательных чувств.

Однако в исключительных обстоятельствах - таких, как тюрьма или война - появляется необычайный шанс открыть для себя то, что в другом, обычном мире совершенно точно осталось бы неисследованным. В этом смысле тюрьма и война парадоксальным образом снимают с человека ответственность: в ситуации радикального ограничения свободы воли остается только лишь внимательно всматриваться и вслушиваться в то, что преподносит судьба. Сможешь ли ты прочитать знаки, сможешь ли понять? Это останется на твоей совести. И это зависит от того, насколько упорно ты работал, насколько честно с самим с собой ты жил до - до того самого исключительного момента, до момента летящей мимо тебя пули или опускающейся на лицо ржавой тюремной решетки. И если ты жил в полную силу и, конечно, если тебе повезет, то в тех страшных для слишком человеческого в тебе ситуациях, когда ткань реальности трещит и рвется на глазах, ты сможешь понять важное.

Тогда, в московской тюрьме, я выучила слова Мандельштама о Вийоне, которые обернулись его словами обо мне: "Пассивность его судьбы замечательна. Она как бы ждет быть оплодотворенной случаем, все равно - злым или добрым. В нелепой уличной драке Виллон тяжелым камнем убивает священника Шермуа. Приговоренный к повешению, он апеллирует и, помилованный, отправляется в изгнание. Бродяжничество окончательно расшатало его нравственность, сблизив его с преступной бандой lа Coquille <"Раковина" (фр.) - название известной шайки разбойников. Ряд стихотворений Ф. Вийона написан на воровском жаргоне.>, членом которой он становится".

Я не убивала священника и не гуляла с разбойниками, но слова Мандельштама о судьбе Вийона оказались описанием моего пути. Я не требую властно и истерично нужного мне от жизни, я не хочу овладевать ей, как хотят этого дети века Просвещения и прогресса, я убеждена, что выражение “быть хозяином своей жизни” в корне неверно описывает роман человеческого существа и мира, и я не верю вслед за правнуками Платона, что жизнь окажется мягкой глиной под пальцами, готовая воплотиться в указанную мной форму. Я ценю силу трения и сопротивление материалов, я уповаю на процесс и случай, которые, если к ним подходить с чуткостью и вниманием, не подведут."
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments