Вагиф Абилов (object) wrote,
Вагиф Абилов
object

О старости

Огоньковская статья Губина уже вызвала бурю гнева, например, у Ольшанского. Написано, конечно, жестко, но в основном верно. Да, это было поколение стукачей и палачей. Совсем необязательно, что мы в чем-то лучше - нас просто не ставили в такие условия. А их ставили, и они испытания не прошли. Когда я еще будучи студентом прочел у Кузнецова, что на войне лучшие погибли, я в силу тогдашнего своего стереотипа мышления подумал: "Какая сволочь!" Но и песня Макаревича, и германовская "Проверка на дорогах", и "Холодное лето 53-го" возвратили меня к тому утверждению, заставили согласиться: да, лучшие в основном погибли, иначе быть не могло. Так же как невозможно было написать абсолютно бескомпромиссную книгу (даже "Книга о вкусной и здоровой пище" была напичкана компромиссами). На протяжении всей жизни их поколения (поколений) шел искусственный отбор: высовывавшихся уничтожали - физически, морально ли - неважно. Да, если бы меня туда сунуть с детства, наверняка стал бы таким же. Но сунули то их. Поэтому наше поколение гипотетически ни в чем не превосходит их, но фактически все-таки лучше - у нас не было искусственного отбора.

Лучше хотя бы тем, что не суется со своими идеалами и надеется лишь на себя. Мой отец жил практически на работе (да и умер почти там же), а квартира его семьи (нашей тогдашней семьи) не сравнится с теми, которые на Западе раздают безработным через социал. Нам еще повезло - некоторые детей женили, не выезжая из общежития. Мама, бывая у нас в Норвегии и глядя на достоинство местной жизни, повторяет: "Какое же это было проклятое государство!" Те, на ком оно держалось, по-разному осмысливают то время. Одни, подобно отцу Войновича - коммунисту, репрессированному, но выжившему - берут вину на себя (Николай Войнович говорил, что отсидел справедливо, поскольку принадлежал к преступной организации). Другие же так и не поняли, что это все они натворили - все, включая их нынешнюю нищету. Им нельзя говорить "вам так и надо" - они стали бездеятельной жертвой обстоятельств. Но им и никто не виноват. Как и нам.

Возведя в идеал "не высовываться", они поставили не на ту лошадку. Лошадка к финишу сдохла. Теперь придется уживаться с Губинскими статьями. Среди них действительно много трагических судеб - ну как сейчас быть, например, человеку, чье дело жизни - преподавать социалистическую экономику? А инженеру отдавшей концы обувной фабрики? Но если они всю жизнь преподавали говно, выпускали говно, защищали говно - что ж нам теперь делать?

Вот только и с нынешнего поколения спрос большой будет. И за Чечню, и за взяточничество, и за многое другое. Но нет искусственного отбора, и есть интернет, до которого маски-шоу не дотянутся. Значит, есть шанс.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments