Вагиф Абилов (object) wrote,
Вагиф Абилов
object

Category:

Введенский

Мне жалко что я не зверь,
бегающий по синей дорожке,
говорящий себе поверь,
а другому себе подожди немножко,
мы выйдем с собой погулять в лес
для рассмотрения ничтожных листьев.
Мне жалко что я не звезда,
бегающая по небосводу,
в поисках точного гнезда
она находит себя и пустую земную воду,
никто не слыхал чтобы звезда издавала скрип,
ее назначение ободрять собственным молчанием рыб.
Еще есть у меня претензия,
что я не ковер, не гортензия.
Мне жалко что я не крыша,
распадающаяся постепенно,
которую дождь размачивает,
у которой смерть не мгновенна.
Мне не нравится что я смертен,
мне жалко что я неточен.
Многим многим лучше, поверьте,
частица дня единица ночи.
Мне жалко что я не орел,
перелетающий вершины и вершины,
которому на ум взбрел
человек, наблюдающий аршины.
[...]


В 30-х годах это не могло считаться стихами, а значит их написавший не имел права на жизнь. О Введенском и обериутах сегодня говорила в своем заключительном слове Надя Толоконникова. Конечно же, налицо - огромный прогресс. Три четверти века назад пространством запрета для таких, как ОБЭРИУ, была вся страна, а наказанием за нарушение запрета - смерть. В 2012-м пространство запрета для таких, как Pussy Riot, сузилось до размеров церкви, к которой они сами принадлежат, а наказанием послужат какие-то лишь месяцы или годы тюрьмы. Но в остальном - примерно то же самое. Толпу бесноватых, поведение которой не изменилось со времен, когда она кричали "Распни!", по-прежнему больше всего пугает неожиданное слово.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 65 comments