Вагиф Абилов (object) wrote,
Вагиф Абилов
object

Из ленты и классики

Весь этот прохоровский цирк с конями напомнил мне чудесный фильм Эльдара Рязанова "О бедном гусаре замолвите слово". Сурков - это же вылитый Мерзляев, а Прохоров - это душка Афанасий Бубенцов, которого вырядили для роли опасного бунтовщика. А он - возьми, да и выйди из-под контроля 3-го отделения. Ибо ничто человеческое ему не чуждо.
- Сатрапы, - кричит он, размахивая бумагами, - жандармы! Палачи! Душители свободы!
Бросился, как говорится, во все тяжкие. Вошел в роль. И жандармы не знают, какая его муха укусила. И нам, сердобольным зрителям, становится даже как-то по человечески жалко его. Хоть и смешон он в своей роли до невозможности.


Мне, кстати, Бубенцов не был смешон. Как не смешон сейчас Прохоров. Но аналогия остроумная.

Но вот это лучше всего:

На другой же день, рано утром, явились к Варваре Петровне пять литераторов, из них трое совсем незнакомых, которых она никогда и не видывала. Со строгим видом они объявили ей, что рассмотрели дело о ее журнале и принесли по этому делу решение. Варвара Петровна решительно никогда и никому не поручала рассматривать и решать что-нибудь о ее журнале. Решение состояло в том, чтоб она, основав журнал, тотчас же передала его им вместе с капиталами, на правах свободной ассоциации; сама же чтоб уезжала в Скворешники, не забыв захватить с собою Степана Трофимовича, "который устарел". Из деликатности они соглашались признавать за нею права собственности и высылать ей ежегодно одну шестую чистого барыша. Всего трогательнее было то, что из этих пяти человек наверное четверо не имели при этом никакой стяжательной цели, а хлопотали только во имя "общего дела".
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments