Вагиф Абилов (object) wrote,
Вагиф Абилов
object

Categories:

СССР, который мы, к счастью, потеряли-2

Посмотрел фильм Монсеньона "Давид Ойстрах - народный артист?" Фильм существенно короче, чем его же фильм о Рихтере, в нем меньше музыкального материала, больше политики. Сильное впечатление, хотя ждал больше фрагментов с записями Ойстраха.

Комментируют в основном пять человек: сын Ойстраха, Ростропович, Рождественский, Кремер и Менухин. Комментарии постоянно сбиваются на воспоминания о подножках властей - сколько же их третировали! Даже Менухину досталось от наших за рубежом! А ведь это Ойстрах, Ростропович, Рождественский - что же говорить о менее известных.

На один из концертов Ойстраха выпускали, а Ростроповича - нет. Он уже засветился поддержкой Солженицына. "Заболел", - сказали Менухину. Тот позвонил Ростроповичу домой. Трубку взяла Вишневская. "Слава? Прекрасно, прекрасно себя чувствует. С удовольствием бы сыграл." На Старую площадь полетела телеграмма, где Менухин, рассказывая о предполагаемых августейших зрителях концерта, угрожал рассказать о всей этой лжи. На следующей день Ростроповичу дали визу. "Вот так надо поступать с брехунами", - жестко закончил Менухин.

В тот раз, встретившись с Ростроповичем, Ойстрах предложил ему прогуляться (говорить с ним откровенно на Родине и в гостинице он не решался). "Слава, - сказал Ойстрах, - я преклоняюсь перед вашей чистотой, я готов перед вами встать на колени. Но если завтра в "Правде" выйдет статья против вас за моей подписью, я прошу вас меня простить. Потому что я перестал быть нормальным человеком с середины тридцатых годов" (цитирую примерно по рассказу Ростроповича).

Далее Ойстрах рассказал, что в 1937 году в их подъезде одного за другим забрали всех - кроме их семьи и соседа напротив. Жена Ойстраха Тамара собрала ему небольшой чемоданчик, и каждую ночь между 4 и 5 утра (тогда обычно приезжали) они вслушивались в шум улицы. Наступила ночь, когда послышался звук останавливающегося автомобиля, а за ним - шаги в подъезде. Ойстрах и жена присели на кровати. Шаги приближались, затем наступила пауза, и потом - скрип открывающейся двери. Это пришли за соседом.

Как сказал Рождественский, "если бы Ойстрах заговорил, замолчала бы его скрипка".

В ранней смерти Ойстраха Менухин винит власти, превратившие его в валютную дойную корову (гонорары свои, за вычетом командировочных, он, разумеется, отдавал). Совместным записям Менухина и Ойстраха, к чему они оба так стремились, быстро положила конец Фурцева, которой Менухин был несимпатичен.

Когда Ойстрах умер, у него был назначен концерт в Лондоне (тогда Ойстрах выступал и как дирижер). Организаторы хотели превратить вечер в концерт памяти Ойстраха и просили Рождественского его заменить. Рождественский был тогда в Штатах, сам, разумеется, ничего решать не мог и переадресовал их в Госконцерт. Госконцерт ответил отказом, поскольку Рождественский был за рубежом без перерыва уже 89 дней, а больше трех месяцев советскому артисту гастролировать за рубежом не полагалось. Рождественский вернулся в Москву, где впезапно его оповестили об английской визе (сделали за один день). Оказывается, вмешался секретариат британского премьера.

Рожлественский в конце фильма сравнил советских музыкантов с виноградником. Считается, что лучший виноград растет в каменистой почве, потому что там нужны более сильные корни. "Это все, конечно, мило, - грустно усмехнулся Рождественский, - только вот чего нам это стоило..."

СССР, который мы, к счастью, потеряли-1
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments