Вагиф Абилов (object) wrote,
Вагиф Абилов
object

Другой майор

Раз уж всю ленту и так распирает от милицейской темы, вспомню-ка я другого майора. Не знаю ни как его зовут, ни что с ним теперь, да и видел я его не больше часа. В отделении милиции железнодорожного вокзала города Орла.

Дело было в 1985 году и обстояло так. 3 августа мы отправились в горный поход на Кавказ. Дату нашего отъезда найти сейчас было легко - день закрытия международного фестиваля молодежи и студентов в Москве. Именно в день закрытия фестиваля мы уезжали, запомнил почему-то. Выехали мы из Москвы в Черкесск, а доехали лишь до Орла. В Орле нас сняли с поезда. Год стоял 1985-й, и страна боролась с пьянством. Мы не напились, но распивали, проводнице это не понравилось (изначально она не возражала, но мы попросили вскипятить чай, и в сочетании с просьбой о чае распитие спиртных напитков ей не понравилось) и она вызвала милицию. Пришли два милиционера и с ними кто-то в штатском. Милиционеры всем своим видом показывали, что к нам у них претензий нет, но человека в штатском мы уговорит не смогли. Нас высадили среди ночи в Орле и отвели в отделение составлять протокол.

В отделении сидел грузный майор, встретивший нас тяжелым вздохом. Его можно было понять - крупный вокзал со всеми его прелестями, и тут приводят четырех даже не то чтобы пьяных ботаников, вчерашних студентов. Майор просмотрел бумаги.

"Это не рапорт, - сказал он брезгливо, - это хуйня".

Милиционеры стали что-то объяснять (человек в штатском куда-то исчез), майор устало слушал. Потом махнул рукой, да милиционерам пора уже было бежать на поезд. Майор перевел взгляд на нас. "Ерунда, конечно, вышла, ребята, - сказал он, - но вы сами понимаете, мы теперь должны оформить протоколы". Мы и сами понимали. Запомнилось, как мы наивно договорились указать другое место работы - вымышленное, чтобы избежать письма на службу. Договорившись о названии института, забыли договориться об адресе и все указали разный. Это никого не интересовало.

А вот дальше произошло то, почему, возможно, я эту историю и этого майора так хорошо запомнил. Он вдруг вспомнил, что скоро проходит другой поезд и если мы успеем закомпостировать билеты, то уедем без большой потери времени. И тут майор засуетился. Это выглядело совершенно неожиданно. Ну чего еще на своем дежурстве не повидал сотрудник отделения милиции узловой железнодорожной станции? Да все видал - и обман, и кражи, и человеческие трагедии. Как в нем могло возникнуть это чувство неловкости - неловкости перед попавшими в простейшую и без всяких последствий закончившуюся историю четырьмя молодыми ребятами? Но тучный, вспотевший от августовской жары майор заторопился и побежал впереди нас к кассе, чтобы попросить за нас кассиршу. На наших билетах стояло "Отказано в проезде. Находился в нетрезвом состоянии", и нам вполне могли сказать, что билеты недействительны. Майор вне очереди о чем-то поговорил с кассиршей, и та выписала нам новые.

С тех пор прошло уже почти четверть века, но эта картина стоит у меня перед глазами: грузный майор милиции, семенящий среди ночи, чтобы выправить билеты на поезд четырем разгильдяям, просто потому, что ему стало неловко за то, как с ними обошлись.

Вот такой есть у меня майор.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 33 comments